Участники социальной службы Богородичного Пантелеимонова Щегловского мужского монастыря города Тулы  побывали в гостях у подопечных детского дома «Рождественский», который находится в селе Нижние Прыски Козельского района под Калугой.  А потом отправились в село Нижние Прыски на беседу к духовнику детдома протоиерею Леонтию.

Детский дом «Рождественский» начал действовать под Рождество

В селе Нижние Прыски Козельского района Калужской области есть частный детский дом или, как его еще называют, приют «Рождественский». Он получил название по времени своего создания: именно в Рождество пятнадцать лет тому назад он принял первых трех воспитанников и стал настоящей семьей для сорока ребятишек.

История этого небольшого частного семейного приюта началась с большой трагедии маленьких братьев Терновых. Про «ничейных» мальчишек основатель приюта Андрей Завражнов узнал в отделе местной соцопеки. Маленькие попрошайки бомжевали в вагончике у садовых участков. Оказалось, что дети живут «при взрослых». Участкового и Андрея Завражнова встретили две полуголые пьяные женщины и подвыпивший сторож. В углу в ворохе грязной одежды копошились малыши. Старшему, Игорю, тогда было всего три годика. Каждый день его отправляли в деревню за подаянием. Если приходил без денег, жестоко наказывали. Младшему, Андрею, тогда исполнился только год. Когда малыш плакал, его били обрезком трубы, чтобы заставить замолчать.

Голодных и завшивленных Терновых привезли в приют. Тогда это было полуразрушенное здание старого детского сада, выделенное администрацией района. По сути – это единственная официальная помощь приюту от государства. Здание досталось Завражнову вместе с коллективом, безработные нянечки и воспитатели охотно пошли работать к «частнику».

Многодетный отец Андрей Завражнов (своих пять детей) пятнадцать лет назад с благословления духовника Оптиной пустыни схиархимандрита Илии организовал в Калужском районе частный детский дом. Родители большинства приютских детей страдают алкоголизмом, наркоманией или осуждены за тяжкие преступления. Пока мамы и папы переживают не лучший период своей жизни, ребенок может находиться в приюте. В «Рождественском» особая политика  —  стараются не лишать родителей прав и возможности общаться с ребенком. Редко, но все же случается так, что родители исправляются и забирают детей домой. Каждый такой случай – огромная радость!

— Не учреждение, не богоугодное заведение, а именно свой дом строил, семью создавал, – рассказывает Андрей Завражнов, директор и создатель детдома «Рождественский». – Для начала поездил, посмотрел, как живут другие приюты, другие детские дома. Во многих – система, совдеповская действительность и уравниловка живут и здравствуют. Стандарты кругом. Там идет обезличивание человека. В хороших государственных детских домах все есть: и стены красивые, и игрушки, и мебель, и кормят вкусно. Нет главного – тепла, уважения к ребенку. Там так: исполнилось 18 лет, а дальше – не наше дело. Выкинули на улицу и отчитались красиво по своим бумагам, по сметам, по отчетам. Детям, понимаете, надо тепло дать, отогреть душу, научить чему-то нужному в жизни, дать ему силы жить дальше. И не только научить внешне, но и внутри, душу вырастить.

Андрей рассказывает:

— Однажды мне пришлось ответить на самый главный в моей жизни вопрос. Мои родные дети на первых порах ужасно ревновали к ребятам из приюта. Даже до драки дошло. Вмешался. Тогда ребята мне и задали вопрос: «Ты чей папа?». Я понял: все, попал! (смеется) Я всех папа! И сразу пришло осознание, что я не делю ребят на своих и приютских. Они все мои.

Для того, чтобы растить «живые души», Завражновы обратились к православной модели семьи. Вредные привычки, дурные мысли и плохие слова здесь не разрешены. По выходным все вместе дружно ходят в церковь, за стол без молитвы не садятся. Причем никого не неволят: на молебны и в церковь дети сами с удовольствием бегут.

Самый почетный гость в детском доме «Рождественский» – протоиерей Леонтий Никифоров, настоятель Преображенского храма в Прысках, где окормляются все приютские дети.

Храм Преображения Господня в Прысках, где служит отец Леонтий, виден из окон детдома – по воскресеньям все дети ходят в храм

Кстати, из окон видна и Оптина Пустынь, куда дети и взрослые ездят довольно часто. Монастырь находится очень близко, но дойти до него напрямик мешает река Жиздра. Приезжают в детдом «Рождественский» и друзья из Оптиной пустыни. Не раз здесь был старец Илий. Частым гостем бывает иеродиакон Илиодор, он всегда приезжает с гостинцем – в его коробках или съестное добавление к столу, или одежда.

Лучший друг детей – отец Леонтий, настоятель Преображенского храма, живет по соседству с семейством Завражновых. После школы ребята даже соревнуются, кто сегодня дедушке Леонтию «по храму» помогать будет.

У седобородого добряка всегда есть для ребятишек и конфетка, и доброе слово:

— Ребятишечки, любименькие мои, миленькие, храни вас Господь…

Дети Завражновых на хорошем счету в образовательной и музыкальной школах. Все активисты и хорошисты. В приюте делают упор на эстетическое воспитание. Все 40 детей занимаются в сельской школе искусств. Гитара, пение, сольфеджио, танцы, рисование – кому что по душе.

В учебе, как и в жизни, друг друга «подтягивают». Сильные помогают слабым, а старшие учат малышей. Все вместе помогают по хозяйству. В «Рождественском» есть свой огород, лошади и домашняя птица. На столе всегда свежее парное молоко – есть свои коровы.

— Научить ребенка трудиться, полюбить заниматься хозяйством, по дому помогать можно только собственным примером. Мы никого не заставляем. В приюте есть работники, которым за это зарплату платят, но детям это все интересно, и они тянутся к труду, и это правильно, – рассказывает Андрей Завражнов.

Хорошо потрудились – хорошо и отдохнули. Летом всем домом Завражновы едут или отдыхать к морю, или сплавляться по горным рекам Карелии, или загорать и «витаминизироваться» на собственную дачу (усадьба находится в красивейшем и святом месте, недалеко от Шамординского женского монастыря).

За десять лет, что существует приют, ему не перепало ни одной копейки из государственного бюджета или районной казны. Дети живут исключительно за счет благодетелей и меценатов. Хорошо, что на свете всегда есть добрые люди, готовые откликнуться на призыв о помощи.

Духовник большой детской семьи – дивный батюшка

Участники социальной службы Щегловского монастыря после посещения детского дома спустились по дорожке в село Нижние Прыски, зашли в храм Преображения. Чудом было для них приглашение батюшки Леонтия к нему на беседу. Он узнал, что в храме есть паломники и сам послал позвать их к себе. С какой любовью встретил нас отец Леонтий! Он поговорил с нами, дал мудрые советы и тут же помолился о нас. А какая благодать исходила от него!

Отец Леонтий служит в этом храме с начала шестидесятых годов. Очень мудрый и добрый батюшка. Он нас радушно принял и прочитал нам проповедь, все время повторяя, что мы все у него «любименькие», «хорошенькие» и «просто шоколадки»!

Вместе с нами к отцу Леонтию зашли паломники из города Орла, они выстроились к нему в очередь, прося дарственную подпись на фотографии батюшки. Он всех называл любименькими и хорошенькими. А когда подошла к нему Ангелина, то добавил: «Ангелочек мой!»

Мы замерли, не зная, как сказать батюшке, что он попал в точку: назвал Ангелочком девушку, которую зовут Ангелина.

А она подумала: «Батюшка-то прозорливец!»

Отец Леонтий взглянул на нее и ответил на ее мысли:

— Это будет наш с тобой секрет!..

Помолчали…  Потом  беседа продолжилась. Мы спрашивали батюшку о личном пути спасения, просили еще молиться о нас. Сказали, что приехали в детдом «Рождественский». Конечно, отец Леонтий помнит о своих юных друзьях из детдома и благословил нас на доброе дело.

52 года прошло с того дня, как по благословению владыки Ермогена отец Леонтий приехал в Нижние Прыски в храм Преображения Господня. И с тех пор не покидал этот приход. В августе 1963 года отец Леонтий открыл железную дверь храма во имя Преображения Господня в Нижних Прысках. Думал ли он тогда, что отныне до глубокой старости будет он связан с этим храмом, этим селом, раскинувшимся возле церкви, со всей этой святой землей, покрытой немеркнущей славой оптинских Господних Светильников.

Это были шестидесятые  годы, когда повсеместно закрывались церкви. Много выпало на его долю испытаний, но вера и молитва всегда спасала. В те годы отец Леонтий собирал сведения об оптинских старцах, расспрашивал живых свидетелей, узнал места захоронения старцев Амвросия и  Нектария и по возможности заботился об их могилах.

Усилиями отца Леонтия был насыпан холмик на могиле преп. старца Амвросия (Гренкова) в Оптиной пустыни и обнесена оградой могила преп. старца Нектария в Холмищах.

В 1971 году Оптина пустынь была взята на государственную охрану, и в ней началась реставрация. Работы велись медленно и малыми силами, но все же на Введенском храме были поставлены купола, а затем на них водрузили кресты.

В те давние шестидесятые годы приезжали паломники и духовные дети старцев, и отец Леонтий возил их к дорогим могилам оптинских старцев, что было в то время очень небезопасно. О церкви в Прысках, ее настоятеле, его бескорыстном служении, глубокой вере и благочестии заговорили верующие в Москве и Ленинграде. Откликнулись друзья из Сибири, появились новые благотворители – москвичи и ленинградцы, приезжавшие взглянуть на Оптину пустынь, по дороге знакомившиеся с храмом в Прысках.

Что бы ни делал отец Леонтий, чем бы ни занимался, тотчас же все оставлял, если дело касалось его пастырского долга. И ночью, и днем проносился его мотоцикл, а позднее автомобиль, спеша по делам церкви. Не было отказа умирающим, больным, венчающимся и крестящимся. И никому не приходило в голову, что батюшка еле стоит на ногах от усталости, а порой и от голода.

В 1988 году в Оптиной пустыни открылся монастырь. Сбылись надежды отца Леонтия, засияла святыня. И с какой радостью делился он всем, чем мог, с Оптиным монастырем, помогая и советом, и делом. Он указал могилу преп. Нектария в с. Холмищи, куда он тайно возил духовных чад старца в 60-е годы. Когда святые мощи старца переносили в Оптину, отец Леонтий участвовал в этом великом событии. Участвовал он и в перенесении мощей св. Амвросия Оптинского. Теперь Оптин монастырь окреп, восстановлены храмы. Сотни зарубежных и отечественных паломников наполняют его двор.

Открылась и Шамординская обитель. В последнее десятилетие XX века в самом Козельске возобновили богослужение еще  три храма. Многие жители теперь идут молиться в эти места. Все это наполняет радостью сердце отца Леонтия. Он радуется воскресению церковной жизни, а о том, что его храм не богат ни приходом, ни средствами, он говорит как о Господней воле. Храм сияет чистотой и особой домашней внутренней теплотой. По праздникам выстраиваются вокруг церкви машины, идут вереницы женщин в ярких платках.

Отца Леонтия окружает всеобщее уважение. Надо видеть, как по пути его в Козельск на маленькой «Оке», всегда на очень небольшой скорости, многие встречные кланяются поясным поклоном, автоинспекторы отдают на постах честь, в магазинах стараются повнимательнее обслужить, подходят люди к машине за благословением.

Годы идут, батюшка уже не служит как раньше всенощные бдения, утрени и Божественные литургии. Теперь это совершает о. Симеон Худяков, внук батюшки, но отец Леонтий остается настоятелем храма,  он строг и ответственен во время службы, внимательно следит за хором. К нему также за советом и духовной помощью тянутся со всех сторон верующие.

Митрофорный протоиерей Леонтий Яковлевич Никифоров по-прежнему остается всего лишь сельским батюшкой, за полвека сроднившийся со своими прихожанами. Люди помнят всегда, что Господь поставил его стеречь и беречь малое стадо, и это питает в нем любовь, которая не иссякает.

Своей любовью он оделяет и малых детей, брошенных родителями, но нашедшими внимание и ласку в  большой семье Завражновых. Он встречает детишек на пороге храма и радуется:

— Ребятишечки, любименькие мои, миленькие, храни вас Господь…

И молится за них Господу – с сердечной силой и со слезами.

Пресс-служба Тульского епархиального паломнического центра