С разными настроениями всегда приходят на новые встречи члены клуба православных писателей «Родник», каждый четвертый четверг каждого месяца открывая двери церковного дома тульского храма Преподобного Сергия Радонежского. Конечно, чаще всего они преисполнены радостного предвкушения творческого, душевного общения с наставниками и друзьями. Но жизнь диктует свое. В октябре в «Роднике» вновь дистант, онлайн, заочная встреча. А потом на сайте клуба – печатный материал, видео и аудиозаписи, фотографии из архива.

Очень глубокой и важной назвал тему октябрьской дискуссии окормляющий клуб священник отец Александр Диканев: «Кротость есть начало смирения, смирение же есть дверь бесстрастия» (изречение преподобного Петра Дамаскина). В своем отеческом слове наставник клуба произнес:
— Нельзя исчерпывающе, буквально определить понятие «кротость», трудно подобрать синонимы. 21 октября 2020 года скончался протоиерей Дмитрий Смирнов, хорошо известный и священнослужителям, и мирянам. Вот когда ему задавали вопрос о кротости, он говорил об «укрощении» зверя в человеке. Действительно, даже тигра укрощением можно обратить в мирное состояние. Ветхозаветного Моисея называли «кротчайшим из людей». 40 лет он был при царском дворе Египетского фараона, 40 лет влачил нелегкую долю пастуха, 40 лет водил по пустыне народ израильский, а потом долго «укрощал», удерживал его от возврата в язычество. В молитвах поминают «царя Давида и всю кротость его». Но победитель Голиафа был преисполнен мужества и воли. Несравним в кротости, в смирении и в духовном величии Иисус Христос. Эти духовные понятия не следует воспринимать как слабость, как духовную и телесную немощь. Это особая и действенная сила. А бесстрастие как полное отсутствие влечения к греху – нравственная опора человека».

Обращение к именам великих, служивших Богу и людям, поэтически дополнил член «Родника» Александр Петрович Ситников:
Сердце, мудрость обретая
Не для выгоды земной,
Страсти злые усмиряет
Веры радостью простой.

Можно добавить: «вера в радости и в горе». Скорбным известием омрачился октябрь – ушел из жизни старейший член клуба Генрих Викторович Каспин. Только в марте текущего года он принимал поздравления с 80-летием, и вот – утрата! Десятки лет мастер художественного слова, прекрасный педагог преподавал сценическую речь и режиссуру в Тульском областном училище культуры (ныне Областном колледже искусства). В «Роднике» он со всем великолепием и душевностью «озвучивал» стихи и прозу товарищей по клубу из других городов. Утрата! Провожая друга и учителя в последний путь, после отпевания в храме Двенадцати апостолов, родниковцы желали терпения его родным и близким, самим себе – как испить эту чашу? Утрата!

На заочную встречу в клубе друг и одногодок Генриха Викторовича, Виктор Николаевич Мызников представил стихотворение, которое могло бы удивить, показаться каким-то бравурным, «пионерским». Но это если не знать о трудной, насыщенной судьбе этого человека, не знать о его слепоте. Виктор Николаевич не согласен с теми, кто считает терпение бременем тяжким, ношей непосильной, испытанием и наказанием:
А я с восторгом принимаю
Все, что Господь мне посылает.
И потому, взамен терпенья,
В душе любовь и вдохновенье!

О приятии и принятии всего, посланного Свыше, написала Валентина Владимировна Белевская:
Как претерпел Христос Своим примером!
Смерть ради нас – посмел ведь жизнь отдать!
Прими за радость – не считай химерой! –
С безропотным смиреньем Благодать.

А выступая в Белоусовском парке на праздничной литературной встрече горожан, посвященной 125-летию со дня рождения Сергея Есенина, она напомнила о нетленности всего знакового и значимого в мире:
Не скупился в пламенных желаньях,
Жизнь свою сжигая, как костер, –
Славный паренек из-под Рязани
В будущее руки распростер.

Валерий Николаевич Савостьянов в своих стихах озвучил недостижимую мечту многих и многих поколений – высший христианский принцип жизни, в основе которого лежат и кротость, и бесстрастие:
Это синее небо,
и синие очи,
и маечка синяя!
Эта девушка в синем –
как синий во ржи василек!
А на маечке синей
три слова лишь –
«Мир без насилия».
Как прекрасен девиз!
Как от жизни реальной далек…

Именно в октябре отмечается День памяти сталинских репрессий. А новый член клуба, историк, краевед Игорь Аркадьевич Родинков, издавший антологию всех храмов и монастырей Тульщины, напомнил и о других страницах истории. В очерке «Бой за Лежанку», отрывке из своей повести «Последний бой Корнилова», он рисует трагическую картину. Февраль в Ставрополье. Гражданская война. Белая гвардия, элитный офицерский полк: генералы Кутепов, Алексеев, Деникин, полковник Нежинцев… С бою взято сельцо Лежанка – и внесудебный расстрел пленных красноармейцев, сельских большевистски настроенных жителей:
«К Корнилову в штабную хату вошел запыхавшийся, возмущенный генерал Деникин.
— Лавр Георгиевич! Нельзя же так, — начал он с порога. – Издайте приказ, запрещающий бессудно расстреливать военнопленных.
— В гражданской войне, Антон Иванович, пленных нет, – резко оборвал его командующий.
Вечером этого же дня, в присутствии Корнилова и других генералов, с панихидой, хоронили убитых в бою трех добровольцев. Семнадцать человек были ранены. Кроме того, в Лежанке закопали 507 трупов».

Есть о чем подумать. Испита ли эта чаша до дна? Идет ли мир к идеалу?
Только в одном видит спасение этого мира Александр Михайлович Евланов:
С милой кротостью любезной –
Единящая всех новь,
Человеческая нежность
И Вселенская любовь!

От великого, спорного, трагического отвлекла родниковцев молодая поэтесса Алиса Заплавсская своим стихотворением «Вдохновение». В нем личное, глубинное:
Тишина да строчка,
Редких слез гроши.
Заходи-ка, ночка,
В храм моей души.

О нелегком поиске «храма в душе» и в мире поведал родниковец из ДНР Евгений Анатольевич Крестьянников. В его рассказе «Бригадир» предстал не старый еще шахтер, опустившийся, почти спившийся от горя: под завалом погибла его бригада. Лишь студент педагогического училища Николай, несущий послушание алтарника в храме, протянул руку помощи. Отрок, юнец нашел нужные слова для взрослого человека: «Он видел приваленную завалом человеческую душу и, может, не зная как, хотел помочь. Он и не ждал, что этот упавший человек обретет веру и начнет ходить в храм, – он просто хотел помочь». Оба обрели мужество и вместе с ним кротость. Может быть, обоим вспомнилось до дрожи уязвляющее сердце моление Христа в Гефсиманском саду: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты».

Словно об этой, полной драматизма, истории размышляла Татьяна Анатольевна Бабанова:
Прости, прости, Отец Небесный!
В который раз проигрываю бой.
Но день дышал могуществом над бездной,
Благословляя обрести покой.

Анна Павловна Гордова делает единственно возможный вывод:
Смиренье – состоянье Бога.
Его не просто обрести
Тернистый путь. Трудна дорога.
И может только Бог спасти.

Трудный путь проделала героиня стихотворения Ольги Павловны Малыгиной. Женщина знатная и богатая жила в неге и довольстве. Но брат проиграл состояние. Чего теперь ждать героине, кроме людского осуждения, позора и попранной гордости? Но ее саму ждет храм, монастырь:
Она в бесстрастие открыла дверь.
Ее подруги – кротость и смиренье.
А прошлое… Уж кануло, поверь!
Монашка учится у Господа терпенью.

В поэтический диалог вступил родниковец из Казани Дмитрий Викторович Лапаев стихотворением «Свет истины»:
Смирись пред Богом в праздности своей.
Познай себя в тиши, внимая сердцу.
И в глубине, под накипью страстей
Узришь в мир правды потайную дверцу.

Галина Алексеевна Кузина говорит о другом смирении, смирении поэта:
В мыслях: долго ходить,
в мыслях: долго любить.
Только что, мне скажи, с этим делать?
Кратко время мое
в крике радостном – быть!
Кратко имя мое средь поэтов.

Эту же мысль поддерживает и развивает поэтесса Ольга Ефимовна Осенская:
Не надо слов. Господь поймет без них.
Пусть голос будет праведен и чист.
Закрой уста! А истину глаголить
Господь позволит. Но не пустословить.

Нет лучше слова, чем молитва. Андрей Николаевич Акулов рисует в своем воображении:
Святой старец пред иконой,
В глубине ночной тиши,
Пред лампадкою зажжённой
Труд творит в лесной глуши.

А у Сергея Николаевича Кузнецова иная картина: не в лесу, а в горах Кавказа ведет духовное противоборство инок. И пусть не смутит перекличка автора стихотворения с поэмой М.Ю. Лермонтова «Мцыри» – не с силами природы, а с гораздо большим злом борется герой:
— Изыди прочь, виновник тленья.
Ты, соблазнитель, осужден
И, как отпавшее творенье,
На вечный огнь приговорен.

Светлана Федоровна Люкшина, вторя напутствию отца Александра Диканева, обращается к историям кротких и мужественных страстотерпцев:
Читаю книгу «Древний патерик»
И словно открываю материк.
Мне здесь предстали судьбы непростые
Монахов, подвизавшихся в пустыне.

Любовь Георгиевна Самойленко верна себе: вдохновение к новым встречам в «Роднике» она часто черпает в Тульском Кремле, при Успенском Соборе:
Нет, не сетую на годы…
И хоть осени тоска,
попрошу я у природы,
чтоб в красе была строка.
Я люблю свой славный город,
и в душе так много слов.
Мне до боли в сердце дорог
город Храмов и стихов.

Дню года, 500-летию Тульского Кремля посвятил поэму «Муравский шлях» родниковец Владимир Алексеевич Гусев. По инициативе руководителя клуба Владимира Сергеевича Алешина и родниковца, настоятеля храма «Животворный источник Божьей Матери» в поселке Товарковский Сергея Семочкина, поэма обрела особую форму. Друзья клуба, старшеклассники Товарковской школы № 19 подарили ей свои голоса и художественное обрамление. Сегодня она радует глаз и слух на сайте Тульской епархии.

Владимир Владимирович Кокинский напомнил о духовной роли ближних в жизни каждого человека – почитай отца и мать своих!
От времени нет зелий и вакцин.
И заставляют нас остепениться
Родных мудреющие лица
Пронзительными кронами морщин.

От любви к ближнему своему до молитвы кроткой за врагов «перебросила» поэтический мосток Любовь Владимировна Зимина из Красноярска:
В Царстве Божием под куполами
Золотых всепрощающих Слов
Тихо вымолишь ты, со слезами,
Всех своих самых лютых врагов.

Наталья Владимировна Баранова написало о всепоглощающей страсти – суете мирской, не дающей человеку главы поднять к Небу, достойно подготовиться к встрече с Вечностью:
Стяжать бы Божью благодать
И ее силой напитаться!
И пред спасителем стоять,
Не думая, как оправдаться.

Иван Дмитриевич Дурнев «белым» стихом-молитвой эту Вечность воспел:
Помилуй мя, храни всех нас!
Подай, Господь, нам силы
Не оскорблять любви Твоей
Среди соблазнов и скорбей.

Наталия Викторовна Редозубова одарила коллег стихотворением «Диптих». Две части, две темы и одна идея. Благословен рассвет природы и бытия:
Нежность дуновения, невесомый свет –
ранние, небывалые на исходе марта,
прежде вопрошания исчерпывающий ответ –
Иоанна Откровение, Евангелие от Марка.
Благословен и закат в октябре:
Рябины рябь, калины пламя –
все, что болезненно люблю –
закатный луч по-над полями
по золотистому жнивью.

По жнивью жизни прошлась Нина Гейдэ, из Копенгагена она подвела встречу к финалу:
Суета, ни о чем разговоры –
жизнь торопимся выпить до дна.
Нам гордыни отмерены горы,
а смиренья – былинка одна.

Пусть на пороге зима, пусть с ней пожухнут, опадут грехи и соблазны человеческие, а добродетели рано или поздно взойдут пышным травостоем! Не испита еще чаша…

Следующая встреча в «Роднике» состоится 26 ноября 2020 года. Тема: «Много друзей, но во время благоденствия, во время же искушений едва найдешь и одного» (преподобный Максим Исповедник).

Анна Шадская, фото из архива клуба