Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в сердцах и душах миллионов русских людей. Боль от потери близких, ужас кровопролитий и радость Победы, сохраняясь в воспоминаниях свидетелей тех времен, являются противоядием от фашизма и шовинизма для нынешних поколений.

Видео

И сегодня «Ровесники века», — проект Творческой студии «Обитель» и Успенского мужского монастыря Новомосковска, — в гостях у Атома Саркисовича Давтяна, человека, вся семья которого ковала Великую Победу страны, гражданами которой они стали, спасаясь от турецкого геноцида армян.

«Хочу сказать, чтобы вам понятно было, что мои родители родились в Турции, но это была Армения раньше, которую Ленин подарил туркам, — начал рассказ Атом Саркисович. — Когда в 1915 году начался геноцид армян, один из учителей, а папа был директор школы и преподавал физику и математику, сообщил, что будет резня кровавая.

Отец организовал переход в Советский Союз. Он взял семь верблюдов и погрузил на них вещи. У отца было 40 ульев, но он их не смог взять все — только четыре вместилось. Остальные пришлось бросить.

Они перешли очень бурную реку, которая у нас называется Аракс. Для этого отец нанял проводника, который должен был обеспечить безопасность. Вот так и добрались до Армении Советской и так там и остались.

Я и одна из сестер родились уже здесь, а все остальные – там рожденные были. Это старший брат, потом он стал капитаном, и еще одна сестра…

С шести лет я с матерью все время ходил в церковь на службы, а после того, как пошел в школу перестал. Мама же продолжала вести церковную жизнь, а отец никогда ее и не начинал. Он же физик! Имя мое тоже папа придумал – Атом, мирный Атом. Война иначе все расставила…

В 1941 году мне было 15 лет, и я учился в седьмом классе. Старший брат у меня был офицером кавалерийского полка. Отец у меня был грамотный директор школы — читает, где и как, что куда пошли, сколько метров взяли или отдали. А как иначе — два брата были на войне. Старший так до сих пор пропавшим без вести числится. Ничего не известно о нем. Я два раза справки наводил, но мне сказали, что ничего не известно.

Так вот, когда меня вызвали в армию первый раз, не хватило веса, так как голод был. И мне военкомат назначил дополнительное питание – 200 граммов белого хлеба и кусок сахара, чтобы немножко поднять вес. Несколько раз выдали, но все-таки потом послали и говорят, мол, ладно и так хорошо.

Я благодарен нашему ДОСААФ за то, что когда уже в старших классах нас учили и готовили к войне. Мальчикам предлагали учиться на трактористов или водителей, а девочкам – санитарное дело.

В неделю три часа была техническая подготовка, и даже стажировка практическая – натуральные машины показывали и ремонтную базу. В общем, готовили нас. И я выбрал область, где водительские курсы, и вскоре получил водительские права.

Я служил пять с половиной лет солдатом, потому что замены не было, тогда не хватало людей. В мои обязанности входило возить пакеты или распоряжения, которые… Я один не ходил. Со мной был офицер.

Самое страшное в службе — это когда ты должен нести что-то и довезти, так чтобы целая посылка была, особенно если это документы. Надо уметь быстро решения принимать – если опасность какая, то уничтожать секретные пакеты.

Вот это очень страшно – едешь и не знаешь, что будет: или стрельба или еще что. Ведь даже когда война окончилась уже в 1945 году, в конце уже почти, осень и мы должны вернуться на Родину, а на дорогах немецкие части по 10-15 человек бродят, не хотят мира. Чуть нашего командующего не убили.

После того, как демобилизовался, меня вызвали и послали в КГБ работать. Я ведь был партийный коммунист, и мне сказали: «Отказаться не имеешь права».

Там я прослужил 13 лет, но это до сих пор закрытая тема и информация.

Кстати, об информации. Плохая она сейчас. Вот одну девочку я смотрел в телевизоре, спрашивали, когда началась Отечественная война, она говорит: «В 1947 году», а училась она или в шестом или в седьмом классе.

Сейчас молодежь не так воспитывается, как надо. Вот не дай Бог, а сейчас очень напряженное время, если что-нибудь случится – я могу пойти хоть картошку очистить, а молодежь ничего не может. Нет на нее надежды. А все от того, что в компьютерах сидит, пропаганду плохую слушает, стариков не уважает.

Слава Богу, если глобально говорить, Родина хорошо смотрит за мной и очень много помогает – финансово и другими квотами.

Ценнее помощь — это когда школьники новомосковские приходят в гости, или вот вы приехали – тоже поддержка. Без поддержки нельзя.

Взять хотя бы меня — рано потерял жену, так как она заболела раком. Дети уже взрослые были, а сейчас они в Америке живут.

Меня здесь жена вторая поддерживает. Познакомился я с ней в Сочи. Поехал сам отдохнуть, а как познакомились, так в Новомосковск на моей машине и вернулись. С тех пор здесь живу.

Я счастливый человек на войне был, потому что под обстрел не попал ни разу. Сейчас я тоже очень счастливый, так как у меня все есть – дети, внуки, правнуки, жена тоже есть.

Да, я очень счастлив»!

Алексей Анкин, фото Марии Бурцевой