Митрополит Тульский и Ефремовский Алексий не в первый раз приходит на «прямую линию» «Молодого коммунара» для того, чтобы ответить на вопросы читателей нашей газеты. Вопросов, как всегда, было много и очень разных: от глубоко личных – до богословских.

Ольга:
— Ожидается ли в ближайшее время визит в Тулу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла?

-Да, такой визит планируется в следующем году, в сентябре, на праздник Рождества Богородицы, когда будут проходить всероссийские торжества по случаю 700-летия преподобного Сергия Радонежского. Согласно федеральной программе, кульминацией юбилейного года станут мероприятия на Куликовом поле с участием Святейшего Патриарха.

Александр Суслов:
— Как вы относитесь к канонизации последнего российского императора Николая II? Ведь на совести этого человека были Ходынка, Кровавое воскресенье, трагедия Японской и Первой мировой войн… И почему тогда не были канонизированы другие невинно убиенные, начиная с Федора Годунова?

— Вы читали определение Поместного Собора 2000 года? Там названы основания для канонизации. Николай II причислен к лику святых страстотерпцев за последний период его христианской жизни, когда он, имея возможность уклониться, предпочел испить чашу лишений до дна, разделив страдания со своей семьей и верующим народом, и смириться с тем, что посылает Господь.

Надежда Александровна:
— Хотелось бы знать, есть ли в Туле староверы и как складываются сегодня у них взаимоотношения с Русской Православной Церковью.

— Да. В Туле есть старообрядческая община. После Поместного Собора 1971 года, который снял клятвы Московского Собора 1656 года и Большого Московского Собора 1667 года, наложенные ими на старые русские обряды и на придерживающихся их православных христиан, между православной и старообрядческой церквями стало налаживаться сотрудничество. Отношения сегодня нормальные, уважительные, наполненные терпимостью.

Андрей:
— Как вы относитесь к возведению огромного количества модульных типовых храмов в пределах так называемой шаговой доступности? Это сейчас происходит в Москве и у многих вызывает неприятие.

— Что-то я об этом ничего не слышал. У нас храмы ставят там, где у верующих есть реальная потребность в этом. Вы говорите о Москве? Там сложилась особая ситуация. Все храмы исторически располагались в центре города – вспомните «сорок сороков». А окраины стали застраиваться много позже. Прежде там были села, деревни. И не везде были храмы. Теперь на месте небольших поселений построены огромные районы с большим числом жителей. И что сегодня есть на этих территориях? Рынки и овощебазы… А для души что? Вот людям и приходится ездить в центр. Но ведь не у каждого есть такая возможность.
Насколько мне известно, храмы возводятся по индивидуальным проектам, с учетом архитектурных особенностей и ландшафта местности. А шаговая доступность – это ведь хорошо. Если людям нужен храм, то правильно было бы, чтобы он располагался поблизости, ведь ездить далеко многим трудно. Но не может быть такого, чтобы это была типовая будка, подобная тем, что ставят на остановках общественного транспорта. Я видел много сюжетов на эту тему по телеканалу «Союз», но ничего подобного не помню. С другой стороны, если достойно отслужить литургию даже в катакомбах, атмосфера будет благодатной. Думаю, не стоит кидаться в крайности. Давайте вместе работать над тем, чтобы духовные потребности верующих были учтены….
В Тульской области на 10 тысяч населения приходится один храм (среди этих десяти тысяч есть, конечно, и люди других вероисповеданий, и неверующие). В Туле действуют 33 прихода. Это если не считать приходы в больницах, в вузе, в Тульской духовной семинарии. Новые храмы строятся сообразно потребностям верующих. У нас на границе Тулы и Ленинского района в Рождественском есть приход. Семь лет община собиралась для молитв в обычном доме. Но потихоньку зрело решение о собственном храме. Похожая история — в селе Бахметьево Богородицкого района: люди сами пришли к решению о необходимости храма, собрались с силами и средствами и построили.

 

Вера Михайловна:
— Моя племянница три года назад вступила в брак, они венчались, но ее жизнь с мужем не сложилась, дело идет к разводу. Что делать? Ведь развод – это грех.

— Чтобы состоялся развод, и чтобы это не было грехом, должна быть прелюбодейная вина с противоположной стороны. Или, например, фактическое создание новой семьи. Ваша племянница на территории Тульской епархии проживает или Белевской? В Москве? Тогда она должна написать письмо на имя епископа Москвы — Святейшего Патриарха – и описать в нем свою ситуацию. Патриарх поручит епархиальному суду изучить этот вопрос, суд примет решение и сообщит о нем вашей племяннице.
Разводы – это огромная проблема. Сегодня разводятся более половины тех, кто венчался. При этом большинство обращающихся за разводом – те, кто венчался в начале 90-х г.г., когда это было повальной модой, а юношу и девушку священники не готовили к этому событию. Сегодня все по-другому. Во исполнение определений Архиерейского Собора мы стараемся венчать только тех, кто проходит специальные катехизаторские курсы. Во время курсов происходит оглашение этой пары и раскрывается церковное содержание того, что такое есть супружеский союз. Жених и невеста приходят в храм, говорят со священником, прослушивают курс, а потом сдают экзамены в форме тестов. Подготовка очень серьезная, и вы знаете, многие на это не соглашаются. Венчающихся поэтому стало меньше, зато они подходят к этому событию более ответственно и осознанно.

Олег:
— Что входит в обязанности крестных родителей? Мой друг хочет, чтобы я стал крестным отцом его ребенка…

— С церковной точки зрения, вы принимаете на себя обязательство пожизненно быть путеводителем для вашего крестника в Царство Небесное. Вы должны будете и сами, и вместе с ним всю свою жизнь искать Христа и быть верным Ему.

Екатерина:
-Моя дочь хотела бы поменять имя, данное ей при крещении. Это разрешено?

— Имя, данное при крещении, нельзя сменить так же просто, как мы с вами меняем, например, сезонную одежду. Должны быть какие-то серьезные причины.
Вашей дочери надо прийти в свой приход к священнику, который ее знает, привести свои доводы, объяснить, почему та угодница, чье имя она хотела бы взять, ей особенно близка. И если батюшка сочтет, что в этом есть духовное зерно, то после исповеди, во время причастия, она получит это имя.

Илья Филимонов:
-Скажите, владыка, а могу я, дедушка, стать крестным своего внука?

— Конечно, можете, почему нет? Благослови вас Бог, и хороших вам святых крестин.

Алина Киселева:
-У нас с мужем нет детей, хочу попробовать ЭКО. Как к этому относится Церковь? О ее жесткой позиции по отношению к суррогатному материнству я слышала.

— Обратите внимание, слово «суррогат» говорит само за себя… Что же касается экстракорпоральн
ого оплодотворения, то это тоже непростой вопрос. Но если нет другого выхода, то лучше не по телефону об этом беседовать, а прийти к старцу Пантелеимону во Всехсвятский собор, помолиться, поговорить об этом и получить благословение. В качестве исключения можно пойти на такой шаг. Помогай вам Господь.

Церковь поддерживает людей молитвой

Татьяна:
-Была в православном храме в Абхазии, обратила внимание на то, что люди, приходящие туда, жертвуют, сколько могут. У нас же обозначены определенные тарифы, часто — заметно разные в разных храмах. Кто их устанавливает?

— Суммы необходимых пожертвований определяет приходской совет каждого храма, и его члены исходят при этом от потребностей общины. Если приход молодой, то понятно, что нужны средства на реставрацию, на приобретение предметов церковного обихода и тому подобное.
Насколько я знаю, у нас по Туле во всех приходах суммы приблизительно одинаковые. С другой стороны, если вы попали в трудную жизненную ситуацию и материальное положение не позволяет вам жертвовать в полном объеме, вы всегда можете подойти к священнику и объяснить ему свои обстоятельства. Не знаю случаев, когда прихожанам не шли навстречу.

Дарья Митрошина:
— У меня двое детей. Как воспитать их в истинно православном духе? Слышала, что у нас в Туле есть православный детский сад. Можно ли туда устроить детей?

— Такого детского сада в Туле пока нет. Его открытие только планируется. Но сразу предупреждаю, что, когда он откроется, это будет довольно дорогое заведение, ведь в отличие от государственных или муниципальных учреждений, здесь все заботы о содержании здания, о его жизнеобеспечении
, об оплате труда воспитателей и другие финансовые вопросы придется взять на себя родителям. Но у нас в каждом храме есть воскресные школы, и их посещение бесплатно. Вы в какой храм ходите? Да, в храме святых апостолов Петра и Павла приход еще молодой, но и там начинает работать воскресная школа, спросите у его настоятеля, отца Сергия. К тому же совсем рядом храм Николы на Ржавце, где воскресная школа работает давно и хорошо.

Мария Чистякова:
— Моя подруга попала в трудную ситуацию и была вынуждена сделать аборт. Это ее мучает. Близкий мне человек страдает, я хотела бы помочь, но не знаю как.

— В какой приход вы обычно обращаетесь? Покровский храм? Подойдите к кому-то из духовенства в этом храме. Кто ваш духовник? Отец Виктор. Подойдите к нему вместе со своей подружкой, пусть она перед ним все расскажет, а Господь через священника прольет на ее рану благодать исцеляющую. Если душа вашей подруги болит, значит, она живая.

Елена:
— Наркотики – это бич современного общества. Как Церковь борется за здоровье нации?

— Вы сами видите, что принимаются меры, государства объединяют усилия для ликвидации наркотрафиков. И видите, что определенного положительного результата это не дает…
Вы всерьез думаете, что священники вместо богослужений должны бороться с производством и транспортировкой этого зелья, когда государства, опирающиеся на военных, полицейские и иные институты, не справляются?.. Церковь должна и всегда будет поддерживать людей молитвой и помогать семьям, которых коснулась эта страшная беда. И мы это, конечно, делаем.

Юрий Иванович:
— В Тульском кремле в следующем году завершится строительство колокольни. Будет ли она передана церкви, или останется в музейном комплексе как государственный памятник? И еще один вопрос: когда из Богоявленского собора в новое здание выедет музей оружия?

— Судя по информации фонда, который занят строительством колокольни Успенского собора, она будет передана Русской Православной Церкви. И, полагаю, это правильно, потому что колокольня возводится не на средства государства, а на пожертвования людей, обычных жителей Тулы, в том числе и духовенства.
Что же касается Богоявленского собора, то срок переезда музея оружия мне пока не известен. Переезд и создание экспозиции в новом здании – процесс небыстрый и недешевый. Мы это понимаем, никого не торопим – пусть все идет своим чередом. Главное, у Тульской епархии есть в этом вопросе взаимопонимание с областной властью.

На «прямой линии» «Молодого коммунара» дежурили Ирина Скибинская и Наталья Зелиньска, фото Фёдора Передиреева