В навечерие Богоявления (Крещенский сочельник) по окончании литургии святителя Василия Великого митрополит Тульский и Ефремовский совершил чин Великого освящения воды во Всехсвятском кафедральном соборе г. Тулы в сослужении соборного духовенства.

После совершения чина владыка Алексий обратился к пастве с архипастырским словом на тему праздника: «В благословенный день Крещенского сочельника милостью Божьей еще раз в земной нашей христианской церковной жизни мы призваны к тому, чтобы духом своим стать на брега священного Иордана, видя, как нашего ради спасения Творец и Промыслитель создания, Воплотившийся по благоволению Бога и Отца содействием Святого Духа от Марии Приснодевы Богородицы, достигнув тридцатитрехлетнего возраста приходит на эти священные берега, чтобы принять Крещение.

Явивший в Себе Самом полноту нормы человеческой жизнедеятельности Господь и Спаситель наш Иисус Христос, в Котором вся полнота Божества пребывает телесно,(Кол. 2, 9), приходит на Иордан к Иоанну, чтобы очистить водное естество, потому что там —народ, истосковавшийся почти в течение четырех веков без живого Слова Божия, возвещаемого пророками.

Совесть людская была уже настолько иссохшая, но неуничтожимая, так жаждала этого живительного смыслового пролития, воскропления благости Божия, озарения внутренней человеческой жизни, что люди приходили и, видя святого Иоанна Предтечу, в чистоте непорочности его духа, души и тела, как перед зеркалом, исповедовали все свои грехи публично. А водное естество Иордана, подобно современным носителям информации, записывающим звук, изображение и другие различные волновые явления, запечатлевало на себе эти образы, эти смысловые значения, видимые и сокровенные, которые составляют идеи всех наших человеческих неправедностей: злохудожества, зломыслия, зложелательства и злотворчества. Иными словами, вода словно наполнялась тяжестью, становилась будто свинцовая от всей этой бездны человеческого беззакония.

И Господь, будучи соединен в Себе Самом Своим человечеством со Своим Божеством неслитно, нераздельно, неизменно, неразлучно, погружается в Иорданские воды, отяжеленные напечатлением человеческого состояния богонечувствия и богозабвения, в состояние его греховного искажения и разрушенности, чтобы полнотою взаимопроникновения Божественности в человеческое естество, как огнём, через Себя Самого очистить и вернуть воду, в обновлении действий этого естества, чтобы она вернулась к богозданному о ней замыслу. 

Некоторые богословы сравнивают это с работой красильщика, который берет выбеленное полотно и погружает его в ванну с водой, где растворен тот или иной краситель, и чем больше погружает, тем больше из белого получается полотно цветное, а сама вода осветляется. И таким образом вода может дойти до совершенной своей исконной чистоты.

Так Господь Иисус Христос Богочеловечеством Своим, взаимопроникновенным действием Божества и человечества в единстве Его Личности, очищает начатки водного естества от воспринятого ими вредоносия человеческого злотворчества, и освящает воду, сообщая ей равноангельную крепость доброностности, дающая возможность людям, в беззакониях зачинающимся и во грехах рождаемым (Пс.50,7), находящимся в болезненности злоупотребления вредотворчеством по-своему неразумному предпочтительному выбору, исправиться, получить в этой освященной воде облагодатствованную жизненосную стихию, которая сообщит нам силу, присущую Христову Богочеловечеству, умерщвляющую движения, энергии, силы, направленные к противоестественности, к любому вредотворчеству и грехолюбию, и сообщающую нам ту благую силу, которую мы просили сейчас в молитве у Господа, чтобы она была приводящей нас в жизнь вечную.

Эту благодать ради самого факта Крещения Господня, однажды исторически осуществленного в потоке времени пространства миробытия, каждый год мы в покаянном чувстве просим со смирением, как дети, милости Господней — чтобы Он, не оставляя Отчих Божественных недр, сошедщий к нам, приняв образ Раба (Флп. 2,7), и в Нем преобразил наше смертное в Свое бессмертное, так, чтобы и ныне, в реальности сегодняшнего дня, это водное естество, как богозданное и потенциально богоприемное, стало бы актуально богоносным, и мы к нему относились бы с понимаем, что это — великая агиасма — дар Жертвенной и жизненосной Божественной любви. А после того, как мы начнем понимать это умом, то начнем и соответственно относиться — нравственно, эмоционально, и творчески- благоговейно к этой пластичной стихии жизненосности. И тогда эта благодать, в силу такого нашего расположения к ней, может быть нами спасительно привлечена, принята, вмещена и удержана! Для того, чтобы все, что в нас небогоподобно, темно и богопротивно, очистить, и полнотой своей силы преобразовать в источник жизни и бессмертия!»

Марина Полянская, фото Александра Морозова.